Захаров Сергей Иванович
захаров, летчик, герой
Лётчик-бомбардировщик Герой Советского Союза гвардии майор Сергей Иванович Захаров.

Навсегда вписано в историю Коломны имя нашего земляка лётчика-бомбардировщика Героя Советского Союза гвардии майора Сергея Ивановича Захарова. Он родился 100 лет назад – 6 октября 1918 года.

Мне посчастливилось знать этого мужественного незаурядного человека, общаться с ним на протяжении сорока лет. Встречи с Сергеем Ивановичем были всегда приятны. Человеком он был мягким, застенчивым, не выпячивал себя, не бравировал своими заслугами. Говорил негромко и неспешно. Если судить только по этим внешним данным, то трудно представить, что это человек волевой и мужественный, что он – бесстрашный лётчик.

В годы Великой Отечественной войны С. И. Захаров воевал в авиации дальнего действия – АДД. Создана она была Постановлением Государственного Комитета Обороны 5 марта 1942 года и подчинялась непосредственно Ставке Верховного Главнокомандования для выполнения её боевых заданий. В состав АДД было передано восемь дальнебомбардировочных авиадивизий и несколько аэродромов, где имелись взлётно-посадочные полосы с твёрдым покрытием. Это дало возможность экипажам летать практически в любое время года.

В один из мартовских дней 1942 года Сергей Захаров прибыл в только что созданный 752-й авиационный полк дальнего действия 24-й авиадивизии АДД. Зачислили его в 1-ю эскадрилью.

Командовал полком подполковник Иван Карпович Бровко – опытный лётчик, человек большого мужества.

28 марта Сергей Захаров совершил контрольный полёт на бомбардировщике ДБ-3ф. Проверяющим был сам командир полка.

Полёт был непродолжительным, всего 50 минут. Бровко время от времени подавал команды, которые лётчик тут же выполнял.

Когда сели, Бровко сделал разбор полёта. В заключение сказал:

– Навыки у вас хорошие, я это почувствовал. Потренируетесь немного, ночью раз-другой слетаете – и в бой.

Первое боевое задание С. И. Захаров выполнил в ночь под 1 мая 1942 года. Лётчики полка летели нанести бомбовый удар по железнодорожному узлу Орёл, где было сосредоточено много составов с живой силой и техникой гитлеровцев.

В полку было так заведено. На первое боевое задание с молодым пилотом вылетает кто-либо из опытных штурманов. С Захаровым полетел штурман Леонтий Петрович Глущенко, который провёл не один десяток вылетов в тыл врага, выполняя различные по сложности задания.

Полёт начался нормально. Захаров вёл бомбардировщик по указанному штурманом курсу с набором высоты.

Прошло минут двадцать, и Сергей с ужасом увидел, что не работает указатель скорости. Отказал. Что за причина – неизвестно. Лететь к цели без этого прибора? Стоит ли? По всем правилам нужно бы возвращаться, тем более лётчик он молодой и первый раз летит на боевое задание. Поступи так – никто бы осуждающего слова не сказал.

«Что же делать? Поворачивать и садиться? А что подумают обо мне? – терзали лётчика сомнения. – Могут и нехорошее подумать, вот, мол, летун какой попался!»

Сергей знал: лететь-то в принципе и без указателя скорости можно. Он устанавливает газ, по вариометру следит за высотой. И особым, натренированным чувством отмечает, что самолёт идёт с необходимой скоростью.

И всё же гложет сомнение: как быть? О случившемся необходимо доложить Глущенко. Тот на сей раз старший, выполняет обязанности командира. Но как бы поубедительнее сказать ему о том, что, несмотря на отказ прибора, есть возможность довести самолёт до цели. Лишь бы Глущенко не приказал прекратить полёт. Уж очень не хочется возвращаться.

– Товарищ старший лейтенант, – голос Захарова по переговорному устройству звучит громче обыкновенного. – Вы меня слышите?

Глущенко насторожился:

– В чём дело, Захаров?

– У меня отказал указатель скорости.

Несколько секунд длится молчание.

«Эх, сейчас завернёт меня. Нужно его уговорить», – подумал с досадой.

– Товарищ командир!.. – И больше ничего сказать не успел.

Глущенко спокойным голосом, даже, как показалось Захарову, невозмутимо спрашивает:

– А ты как себя чувствуешь? Справишься?

Эти слова командира окрылили. Сергей понял, что всё теперь будет зависеть от его ответа.

– Справлюсь, – выпалил радостно.

– Хорошо, Сергей, не волнуйся. Всё будет нормально.

К цели подошли чуть позже товарищей. Об этом можно было догадаться по взрывам на земле.

– Уже бомбят. Ну, сейчас и мы трахнем, – невозмутимо говорит штурман. – Ты, Сергей, доверни-ка немного влево. Так, так, а теперь замри.

Захаров видит: штурман склонился к окуляру прицела. И опять его спокойный голос:

– Самую малость влево. Отлично. Бросаю.

С каждой падающей бомбой самолёт как бы кто-то подталкивал.

«Первая, вторая, третья, – отсчитывал мозг, – …шестая, седьмая».

Слышны разрывы зенитных снарядов. Слева, чуть не задев крыло, прорезал черноту ночи прожекторный луч.

«…Десятая, одиннадцатая, двенадцатая. Всё! Надо скорее уходить!».

Захаров бросает самолёт вниз и вправо. Зацепившийся было за машину луч остаётся в стороне. Сергей почувствовал, как струйка пота из-под шлемофона скользнула по лбу на щеку.

– Прибавь-ка газку, Сергей, и потопали к аэродрому, – в голосе штурмана весёлые нотки.

Захаров уверенно вывел самолёт к аэродрому, чётко посадил. На командном пункте доложил о случившемся, о том, как проходил полёт. Глущенко сказал, что лётчик действовал тактически грамотно и успешно выполнил боевую задачу.

Этот первый боевой вылет со свалившимся вдруг сложным испытанием вселил в Сергея веру в свои силы, утвердил его как боевого лётчика.

захаров, петров, летчики, штурман, бомбардировщик
Члены экипажа самолёта Ил-4 лётчик Сергей Иванович Захаров (справа) и штурман Александр Фёдорович Петров. 1942 год.

И началась боевая страда для лётчика Сергея Захарова и членов его экипажа – штурмана Александра Петрова и стрелка-радиста Леонида Трегубенко.

За годы войны Сергей Иванович Захаров совершил 251 боевой вылет по целям ближним и дальним. И каждый из них мог для него оказаться последним. Но победило мастерство и мужество.

Летом и осенью 1942 года, когда фашистские полчища рвались к Сталинграду и Кавказу, экипаж Захарова с подмосковного аэродрома вылетал бомбить военно-промышленные объекты Кёнигсберга, Берлина, Данцига, Штеттина, Будапешта, Варшавы, других городов. Полёт иногда продолжался по 10, 12, а то и 14 часов, лётчики переносили сильные физические и психические перегрузки. Захаров ни на минуту не мог бросить штурвал, поскольку на самолёте Ил-4 тогда не было автопилота. Подобные полёты были рекордными в мирные 1930-е годы, а в войну это стало нормой советских лётчиков, обычным явлением для экипажей авиации дальнего действия.

Несмотря на многочисленные трудности, С. И. Захаров с товарищами с честью выполнял поставленные командованием задачи.

О боевых действиях экипажа С. И. Захарова не раз сообщали фронтовые и центральные газеты.

3 июля 1942 года фронтовая газета «Крылья Родины» в заметке «Взорван вражеский эшелон» рассказала о замечательных делах экипажа:

Лётчик Захаров и штурман Петров бомбили ночью железнодорожный узел Л. (по цензурным соображениям полностью назвать его было нельзя. Это железнодорожный узел Льгов Курской области – А. К.). На путях стояло четыре эшелона. Штурман Петров с первого же захода с высоты 1300 м попал крупной бомбой в один из эшелонов. На земле взметнулось три сильных взрыва и затем начали вспыхивать более мелкие. Это рвались боеприпасы.

16 апреля 1943 года газета «Известия» опубликовала репортаж своих корреспондентов об успешных действиях лётчиков авиации дальнего действия:

В ночь на 15 апреля советские бомбардировщики совершили массированный налёт на Данциг – крупный портовый город Германии… Герой Советского Союза Захаров, экипажи лётчиков Никифорова и Гросова нанесли удар по железнодорожному району.

5 апреля 1944 года С. И. Захаров совершил последний боевой вылет. Тяжёлая болезнь оторвала его от лётной работы.

герои, летчики, коломна, захаров
40 лет спустя. Встреча в Коломне. Сергей Иванович Захаров (справа) и Александр Фёдорович Петров. 1982 год. Фото А. Кузовкина.

Сергея Ивановича Захарова уволили из армии по болезни в июле 1946 года. Вернулся он в родную Коломну и решил, что нужно учиться. С отличием окончил станкостроительный техникум и Московский институт механизации и электрификации сельского хозяйства. В 1950 году поступил работать на Коломенский завод тяжёлого станкостроения, и вся его последующая жизнь был связана с этим предприятием. Несколько лет руководил экспериментальной лабораторией – занимался исследованием возможности изготовления базовых деталей тяжёлых станков из высокопрочного бетона.

Сергей Иванович много внимания уделял общественной работе. Его избирали членом Коломенского горкома комсомола, депутатом городского Совета. Много лет возглавлял совет ветеранов войны и труда ЗТС, был членом президиума городской ветеранской организации.

Человеком Сергей Иванович был отзывчивым. Откликался на просьбы выступить, рассказать о военной страде, о прожитом и пережитом. И несмотря на то, что порой нездоровилось, или дел было много на работе, выкраивал время и приходил к ребятам в школы и, не торопясь, не очень громко рассказывал. 60 лет рука об руку в любви и согласии шёл по жизни Сергей Иванович с женой Антониной Петровной. Они вырастили четырёх дочерей, радовались на внуков.


Память о замечательном земляке, воине и труженике Сергее Ивановиче Захарове достойно увековечена в нашем городе. На доме № 23 по улице Дзержинского, в котором он жил, укреплена мемориальная доска. А в Колычёве одна из улиц носит имя Героя Советского Союза Сергея Ивановича Захарова.



Автор: Анатолий КУЗОВКИН.
Номер газеты: 39 (921) от 3 октября 2018 г.

Возврат к списку