Марков Иван Иванович

Иван Иванович Марков. Так зовут человека, о котором пойдёт речь в очерке. В историю Коломны он вошёл как гимназист, революционер Ваня Марков. Родился 1 сентября 1888 года (по старому летосчислению – 20 августа). Погиб в семнадцать лет.

В середине прошлого столетия в Коломне многие хорошо знали Сергея Ивановича Травкина. Педагога и художника.

В средней школе № 26, где я учился с 8 по 10 классы, он преподавал черчение. И руководил кружком изобразительного искусства. По воскресеньям я с удовольствием ходил на занятия кружка.

Как-то после очередного занятия Сергей Иванович обратился ко мне:

– Анатолий, я знаю, ты неплохо фотографируешь. У меня к тебе просьба. Не смог бы некоторые места заснять? Они мне нужны для работы над эскизами.

– Сергей Иванович, конечно, сделаю. Только назовите, где и что сфотографировать.

– А мы вместе пойдём.

17 февраля 1957 года отправились к бывшей Рязанской заставе. По пути Травкин просил фотографировать часть улиц Гражданской, Мешкова, Октябрьской революции, некоторые дома. Медленно прошли вдоль ограды бывшего Петропавловского кладбища. Дошли до небольшой часовенки на углу кладбищенской ограды и свернули на улицу Мешкова.

Травкин предложил:

– Пойдём на территорию кладбища.

Расчищенная дорожка вильнула в сторону, а Сергей Иванович уверенно ступил на слежавшийся снег. Неторопливо шёл по твёрдому насту между могильными холмиками с кое-где стоявшими крестами и лежавшими солидными сероватыми надгробиями. Подойдя к двум высоким деревьям, остановился, осмотрелся, сделал шага три влево и твёрдо произнёс:

– Здесь.

И добавил:

– Тут была могила гимназиста Вани Маркова, погибшего 11 декабря 1905 года во время разгона политической демонстрации. Я был свидетелем тех трагических событий. Анатолий, сфотографируй, пожалуйста, так, чтобы привязка была к объектам – зданию богадельни и церкви.

Дня через два передал Сергею Ивановичу несколько снимков, сделанных во время нашей прогулки.

А осенью С. И. Травкин показал мне эскизы картин «Митинг на похоронах Вани Маркова» и «1905 год. Демонстрация революционных рабочих Коломенского машиностроительного завода». Знакомя меня с этими работами, Сергей Иванович широко улыбнулся:

– Спасибо, Анатолий, твои снимки пригодились.

На Площади Двух революций 30 апреля 1958 года был торжественно открыт памятник коломенским революционерам. Там находится братская могила. В ней похоронены три революционера, погибшие в декабре 1917 года. Туда во время празднования 10-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции с Бобровского кладбища перенесли прах 27 коломенцев, расстрелянных в декабре 1905 года на станции Голутвин карательной экспедицией полковника Римана. А через 30 лет в братскую могилу с бывшего Петропавловского кладбища был перенесён прах активного участника боевой дружины в первой русской революции – гимназиста Вани Маркова.

На бронзовой плите, укреплённой на лицевой стороне обелиска, названы фамилии погибших революционеров. Среди них значится член РСДРП гимназист И. И. Марков.

марков, революционер, коломна
Ваня Марков.

Родился Ваня Марков в бедной крестьянской семье деревни Кривдино Владимирской губернии. Пять лет было мальчику, когда после тяжёлой болезни умер отец. А несколькими днями раньше умерла грудная сестрёнка Паша. Мать, Матрёна Илларионовна, чтобы спасти семью от нищеты и голода, пошла кормилицей в дом управляющего заводом города Кольчугино. Мальчик стал жить у бабушки в соседней от города деревушке. Был он впечатлительным, послушным и очень подвижным. Рано научился плавать. Увлекался рыбной ловлей. Приносимые им с рыбалки ерши, голавли и окуньки были хорошим подспорьем на их скудном столе. Нравилось мальчишке отводить лошадей в ночное.

Позже Ваня, вспоминая ранние детские годы, напишет: «Я навострился в езде без седла и часто далеко оставлял за собой всех своих сверстников. Своей лошади мы не имели, и потому я ездил на чужих, у кого не было мальчика, который свёл бы лошадь в ночное. Я выбирал всегда молодую, очень горячую и быстро бегающую кобылу, с которой два раза свалился и один раз проехал вниз головой, запутавшись ногами в поводе».

Ваня очень тосковал по маме и старался совершать путешествия в город, чтобы насладиться её лаской и вниманием.

Десять лет было Ване, когда он поступил в заводское училище. Поселился в небольшой комнатке, в которой обитала мама.

Мальчик обладал прекрасной памятью, был любознателен, отличался активностью на уроках. Домашние задания выполнял аккуратно.

Ваню увлекли книги. Они стали его неизменными спутниками.

В семье управляющего заводом была хорошая библиотека детских книг. Мама договорилась, чтобы её сыну разрешили пользоваться книгами. И за три года Ваня прочитал всё, что там имелось. Кроме того, брал книги из библиотеки училища.

Учение Ване давалось легко. Учителя хвалили мальчика за достигнутые успехи. И советовали Матрёне Илларионовне, что сыну желательно бы продолжить обучение.

Матрёна Илларионовна обратилась с просьбой к управляющему заводом посодействовать в поступлении Вани в Коломенскую мужскую гимназию.

Ваню Маркова зачислили в гимназию. И мама с сыном переехала в Коломну. Сняла угол в маленьком доме Нижней Слободы недалеко от пристани.

Матрёна Илларионовна работала прислугой, прачкой, стараясь облегчить материальное положение семьи. Сын видел, какой уставшей она бывает. В своём дневнике он записал: «Я жду не дождусь, когда мама..., которую я люблю больше всех, хотя людям это ничем не стараюсь высказать, … не будет вскакивать днём и ночью и не будет надрываться на работе с единственным желанием воспитать меня как следует».

Из окна дома Ваня наблюдал, как начинается трудовой день простых горожан. И сделал такую запись в дневнике: «Утро такое светлое, тёплое. На улице утренняя жизнь, когда все работают, все возбуждены, всякий бегает, суетится… Всё немного скрашивается и как будто настало то царство счастья, о котором мечтает и на которое надеется всякий более или менее мыслящий человек».

А Ваня был мыслящим юношей. Наблюдал, как проходило обучение в гимназии, и был раздосадован грубостью и обманом некоторых учителей. Как мог восставал против несправедливости. В дневнике записал: «Не проходило дня, чтобы я сознательно не поспорил с учителем математики. Он ставил оценки за ответ одному ученику-аристократу минимум четыре с минусом, а другим – максимум четыре с минусом… Меня просто преследуют, особенно инспектор и учитель латинского языка. Инспектор у нас деспот, что хочет, то и делает в гимназии».

Поведение Ивана Маркова настораживало администрацию. Ему снижали оценку за поведение, лишали наград за успехи в учении. Трижды пытались исключить из гимназии. Но многие учителя отмечали одарённость Маркова, его правдивость и честность. И в итоге администрация ограничивалась такой мерой наказания, как предупреждение.

С большим удовольствием Иван Марков приходил в библиотеку имени И. И. Лажечникова. Там познакомился с рабочим Коломенского машиностроительного завода, своим одногодком Иваном Козловым, тоже страстным любителем чтения книг. Молодые люди подружились. Как вспоминал Иван Андреевич Козлов, ставший известным писателем, ему очень дорога была та дружба. По совету Маркова он прочёл много хороших книг, главным образом произведения русских классиков.

Многое дало гимназисту Ивану Маркову знакомство с учителем словесности гимназии Михаилом Владимировичем Самыгиным. После того, как мать Вани уехала работать прислугой в Москву, тридцатилетний учитель Самыгин приютил Ваню у себя. Беседы с педагогом, да к тому же пробующим себя на литературном поприще и не безуспешно (впоследствии М. В. Самыгин стал довольно известным прозаиком и драматургом), на многое открыли юноше глаза. Он стал принимать деятельное участие в кружках самообразования, которые были в то время одной из форм политического просвещения молодёжи. Марков приходит к мысли, что поступил правильно. Об этом свидетельствует запись в его дневнике: «Мы ни на шаг не подвинемся по пути к нравственному совершенствованию, если сами не будем над собой работать». А следующим шагом роста его идейной зрелости стало вступление в ряды социал-демократической рабочей партии. Ему было присуще обострённое чувство справедливости. Марков становится организатором собраний, митингов в мужской и женской гимназиях, выступает перед рабочими Коломенского машиностроительного завода.

Осенью 1905 года многие промышленные города России охватила всеобщая политическая стачка. Активное участие в ней приняли и коломенские рабочие. 13 октября на Коломзаводе был создан Совет рабочих депутатов, который возглавил стачку.

В начале декабря рабочие Москвы начали вооружённую борьбу с царизмом. Об этом стало известно коломенским большевикам, и они решили провести политическую демонстрацию в поддержку московского восстания.

11 декабря у Бобровского театра собрались рабочие завода. В два часа дня, построившись в колонну, они вышли на Рязанское шоссе и направились в Коломну. На пути к демонстрантам, которые хотели открыто выразить свою солидарность с восставшими рабочими Москвы, присоединялись рабочие других предприятий и гимназисты. Среди них был и Ваня Марков.

Недалеко от Петропавловского кладбища путь демонстрантам преградили казаки и черносотенцы. Завязалась жаркая схватка. Были убиты семнадцатилетний гимназист Иван Марков и шестнадцатилетняя работница шёлкокрутильной фабрики Екатерина Зубачёва, около 30 демонстрантов ранены.

Похороны Вани Маркова состоялись 14 декабря. Похоронили его на Петропавловском кладбище. Народу проститься с юным революционером пришло много. В руках у некоторых были красные флаги. Выступавшие говорили о Маркове как о честном, преданном бойце социал-демократической рабочей партии. Когда гроб с телом предали земле, провожавшие запели «Вы жертвою пали в борьбе роковой». На могильный холмик возложили венок. На красной ленте было написано «От Коломенской группы РСДРП».

Катю Зубачёву похоронили на следующий день на кладбище села Боброво.

В 1955 году страна отметила полувековой юбилей Первой русской революции. Торжества прошли и в Коломне. Памятное мероприятие состоялось в средней школе № 9, в этот день стало известно, что ей присвоено имя гимназиста Вани Маркова.

После окончания филологического факультета Коломенского педагогического института Игорь Валерьевич Шах-Назаров устроился в школу-интернат № 2. Работал воспитателем и учителем русского языка и литературы.

Неравнодушен был к истории города. Пытался детей знакомить со страницами летописи Коломны, с биографиями славных земляков.

Как-то ребята спросили у учителя, кто такой Ваня Марков, в честь которого названа девятая школа. Пришлось сходить в соседнюю школу, познакомиться с материалами музея, которые там имелись. Узнав, что сохранился домик, в котором жил гимназист Ваня Марков, Игорь Валерьевич организовал экскурсию туда.

Домик стоял на улице Пушкина. Маленький, ничем не примечательный. И ребята решили увековечить память о своём сверстнике, жившем в начале века и погибшем, как были уверены, за правое дело.

Учитель как бы вскользь заметил:

– Вот если бы была на фасаде дома памятная доска, то все проходящие могли бы знать, что за человек жил здесь.

– А давайте сделаем, – предложил один из мальчишек.

– Для этого нужны деньги, у нас их нет, но мы можем заработать, собрав макулатуру, металлолом, – подытожил разговор учитель.

Школьники загорелись идеей, проделали всю необходимую работу. И на доме была открыта мраморная мемориальная доска.

Однако недолго она висела на фасаде деревянного домика в три окошка, стоявшего на улице Пушкина под номером 14а. В 1990-е годы изменилась политическая обстановка в стране: к власти пришли «демократы» – гонители и хулители советского прошлого, и кто-то снял мемориал. Кстати, в те лихие годы лишились памятных досок ещё несколько исторических зданий нашего города. Перестала существовать средняя школа имени Вани Маркова. На её базе создана гимназия.



Автор: Анатолий КУЗОВКИН.

Возврат к списку